Как выходить из трудных ситуаций  

Как выходить из трудных ситуаций

Предыдущая567891011121314151617181920Следующая

Учебный пример. Рассмотрим довольно типичную ситуацию.

Допустим, около месяца назад у вас была беседа с одним из заместителей генерального директора круп­ной фирмы. Собеседница заинтересовалась вашим предложением и обещала получить положительное ре­шение у генерального, сказав, что видит в этом опре­деленный интерес и для их фирмы.

С тех пор вы несколько раз звонили, но безрезуль­татно: командировка то зама, то генерального, их за­нятость... И сегодня, позвонив, вы услышали то же.

Надо как-то подтолкнуть решение вопроса. Какими словами вы предварите свою просьбу ускорить реше­ние?

A. Мы по-прежнему ждем решения нашего вопроса. Б. Мы очень ждем вашей помощи.

B. Скоро месяц, а вопрос все не решается.

Г. Конечно, в крупных организациях и вопросов больше, ирешаются они обычно дольше. Однако наше дело уже нельзя откладывать.

Д. Через три дня у нас с вами юбилей — месяц нашего знакомства.

Е. Когда я рассказывал о нашем предложении, мне по­казалось, что решить вопрос вам будет нетрудно. Но, вид­но, обстоятельства сильнее нас?

Ж. Неплохо было бы определиться с нашим вопросом в ближайшие дни, так как появилась возможность решить его с помощью другой фирмы. Но мы с вами уже начали, и в наших общих интересах довести дело до конца.

3. Может быть, нам с вами надо встретиться по это­му вопросу или с тем, кого вы порекомендуете ?

Выберите из предложенных два наилучших вариан­та, начав с наиболее предпочтительного.

Есть очень важное правило, которое и дает нам кри­терий нахождения лучших вариантов: наибольшие шансы решить вопрос посетителю дает распределение позиций, при котором и он и лицо, принимающее решение, нахо­дятся в позиции «Взрослый».

Проведем трансактный анализ предложенных вари­антов.

A. Обращение с позиции Д (беспомощность) к по­зиции Р («Покровитель»), т.е. трансакция Д-Р («Не­дотепа»).

Б. То же, что и в А.

B. Если слова произнесены просительным тоном, то опять трансакция «Недотепа». Если обычным тоном,

то это трансакция Р^В («Профессор): требование, об­ращенное к рассудку. И то и другое распределение позиций не отвечает нашей цели.

Г. Проситель выступает с требованием, хотя и «вхо­дит в положение» лица, принимающего решение, то есть опять трансакция «Профессор».

Д. Здесь обращение с подтекстом: на явном уровне обмен информацией В--В(«Коллеги»), на скрытом Д--Д («Шалуны»). Действительно, на явном уровне происходит обмен информацией, на скрытом — об­ращение к чувствам: любопытство с элементом флир­та (рис. 2.12).

Обращение к чувствам обогащает общение, особен­но с женщинами в силу их большей эмоциональности. Но здесь еще важно и то, что «пристройка рядом»



закреплена и на рассудоч­ном, и на эмоциональном уровне.

Изначально статус за­местителя главы фирмы выше, чем у звонящего. Во-первых, сама должность. Во-вторых, он — проси­тель, она — лицо, прини­мающее решение. Но обращение с элементами юмора и флирта выравнивают их статусы. Подобное обраще­ние выдает в нем мужчину с чувством юмора, а это очень ценят женщины.

Е. В высказывании содержится скрытый упрек, ведь именно собеседница создала впечатление легкости ре­шения вопроса (выходит, она «пустила ему пыль в гла­за»?). То есть кроме явной В-В еще и скрытая трансак­ция Р-Д (осуждает, обращается к чувству вины), как показано на рис. 2.13.

Это манипуляция типа «А слабо тебе...» (брошен вызов). Но на манипуляции такого типа попадаются в основном мужчины. Им быть слабыми не пристало. Другое дело — женщины. Им признаться в своей «слабости» ничего не сто­ит, нередко они на ней иг­рают в своих интересах.

Такое обращение облегчает женщине-руководителю путь к отступлению, дает возможность вообще отка­заться от решения вопроса. Достаточно ей согласиться: «Да, ситуация изменилась» — и дело полностью про­играно.

И еще один довод против рассматриваемого выска­зывания позвонившего. Среди приемов убеждения мы привели правило: «Не загоняйте в угол себя, не при­нижайте свой статус». В данном случае говорящий заго­няет в угол себя, ибо, стоит собеседнице согласить­ся, и ему нечего сказать.

Рис. 2.13

Ж. Здесь идет обмен информацией, причем наличие конкурентов выравнивает статусы собеседников. То есть предлагается разговор двух «Коллег»: В-В. Фактически имеет место манипуляция вида «Обойдемся без вас» (рис. 2.14).

3. Переход с позиции «Дитя» (беспомощность) к позиции «Родитель» (по­кровительство) загоняет позвонившего в угол. Встре­чаться с ним женщине-ру­ководителю незачем: все, что он скажет, она знает,

Рис. 2.14 а самой сказать пока нечего. Вероятно, порекоменду­ет встретиться с кем-либо, рангом пониже себя. Тогда нужно будет снова убеждать, на этот раз — ее подчи­ненного. Если это удастся, тот доложит свое мнение... ей же. Время будет потеряно, да и согласившийся рез­ко снизит свой статус.

Резюмируя сказанное, видим два лучших вариан­та: Д и Ж. Причем, вариант Д — это хорошее начало разговора, создающее благоприятный эмоциональный фон и устанавливающее выгодное для просителя рас­пределение позиций («Коллеги»). А вариант Ж — за­крепление и использование данного распределения ролей. Отметим, что в обоих вариантах удачно ис­пользуется скрытое управление собеседницей. Они много раз проверены на практике и доказали свою эффективность.

Как усилить свою позицию. Допустим, вы кладете в почту руководителя важную служебную записку, под­крепленную документами. У вас имеется один очень сильный документ (А)., два сильных (Б и В), два сред­ней силы (Г и Д), два слабых (Е и Ж). В каком порядке вы должны их положить?

Правильный ответ: Б—В—Г—Д—А. Сначала сильные, потом средней силы и в конце — самый сильный до­кумент. Эта последовательность соответствует рассмот­ренному нами ранее правилу Гомера о наиболее убе­дительной последовательности аргументов.

В силу этого правила не следует использовать сла­бые аргументы. Потому документы слабой убедитель­ности (Ей Ж) не предъявляйте.

Как помочь коллеге. Если посетитель кабинета ру­ководителя не способен почему-либо добиться аттрак­ции от лица, принимающего решение, то кто-либо из коллег, более опытных, может ему помочь.

Достаточно во время визита коллеги позвонить этому руководителю и сообщить приятную для него новость (не важно какую, она может потом и не подтвердиться). Этим достигают две цели: 1) повышается настроение руководителя; 2) он отвлекается от посетителя, давая тому возможность найти новые ходы в разговоре.

Манипуляция «Короткий разговор». Если посетитель не садится, а говорит стоя, это говорит о скрытом давлении на хозяина кабинета. Встрече придается ха­рактер скоротечности. Посетитель как бы говорит: «Это не займет много времени, поэтому нетрудно и посто­ять». С другой стороны, доминирование впростран­стве как бы подчеркивает «значимость» посетителя.

Давление дискомфортом. Если партнер — любитель комфорта и привык работать в нем, то, назначив встре­чу на нейтральной территории, но в менее удобной обстановке, тем самым оказывают на него давление. Такому партнеру захочется поскорее закончить встре­чу, и он будет более покладист.

Давление предстоящей встречей. Визит к партнеру непосредственно перед другой его встречей с кем-либо окажет на него давление в плане скорости принятия решения. Ведь он не хочет ни опоздать на встречу, ни вновь возвращаться к вашему вопросу.

2.6. МАНИПУЛЯЦИИ В СУПРУЖЕСТВЕ

Тот, кто не управляет собой, становится объектом управления со стороны других.

М. Икбал

Манипуляция: муж — «Дитя». Во многих семьях эту манипуляцию с выгодой для себя разыгрывают мужья.

Достигается это исполнением роли беспомощного ди­тяти: что бы жена ни поручила (например, купить что-нибудь в магазине, сделать уборку, позаниматься с ребенком), он исполняет это так, что приходится все переделывать. В итоге вся тяжесть домашней работы оказывается взваленной на слабые женские плечи. Не случайно некоторые женщины, называя число своих детей, включают в их число и мужа. В каждой шутке, как известно, всегда есть доля истины.

Причины, по которым подобным образом поступа­ют такие мужья, разные. Одни — потому, что так вос­питаны: «не мужское это дело». Отсюда и качество ис­полнения. Другие рассматривают эти поручения как досадное отвлечение от дел, которыми они хотели бы заняться. Результат тот же. Может, кто-то и сознатель­но манипулирует. Но результат в любом случае не уст­раивает жен.

Название манипуляции исходит из того, что муж занимает позицию «Дитя», беспомощного в домашних делах.

Манипуляция эта крайне опасна для самого суще­ствования семьи. Исследования специалистов по семей­ным отношениям показали, что в среднем жены оце­нивают качество своего брака ниже, нежели их мужья. И главная причина тому — перегруженность женщин домашними делами. Если дома муж чаще всего отды­хает, то жена продолжает работать («вторая смена»). До постели женщина добирается уже без сил — тут уж не до сексуальных изысков. Отсюда и взаимная неудов­летворенность сексом. Отражением этого является, в частности, тот факт, что более чем в 70 % случаев на развод подают жены.

Агата Кристи в одном из интервью сказала, что сю­жеты ее криминальных повествований приходят ей в голову чаще всего, когда она моет посуду. Это так про­тивно, что ей просто хочется кого-нибудь убить.

Перегруженная домашними делами, женщина уде­ляет меньше ласки мужу, чувства уходят. А имеющий много свободного времени и сил муж ищет развлече­ний, не связанных с вечно занятой женой, то есть на стороне. Встречи с друзьями традиционно не обходятся без выпивки, что нередко затягивает в сети пьян­ства. Интерес к другим женщинам — и вовсе кратчай­ший путь к распаду семьи.

С другой стороны, чем больше общих дел, тем боль­ше общих тем и времени для внутрисемейного обще­ния. Все вышесказанное должно убедить женщин, что необходимо самым серьезным образом задуматься, как защититься от рассматриваемой манипуляции.

Лучшее средство борьбы с любым недугом — про­филактика.Известно, что мужчины наиболее подвер­жены влиянию в период их влюбленности до свадьбы. Психологи рекомендуют именно в этот период обсу­дить вопросы семейного устройства: где жить, когда и сколько завести детей, распределить обязанности.

Предварительную информацию о позиции жениха невеста может почерпнуть, узнав о том, как распреде­лены обязанности в семье жениха, что делает по дому отец жениха, приучен ли сын что-либо делать. Не нуж­но, однако, отчаиваться, если информация будет обес­кураживающей.

Женщина довольно легко управляет влюбленным в нее мужчиной. Вопрос лишь в том, что делать это надо по возможности незаметно, а главное — тактично. Упо­енные властью над мужчиной, многие молодые жены начинают откровенно помыкать мужьями. Результат может быть двояким. В подавляющем большинстве слу­чаев семья распадается, а иногда муж становится про­сто подкаблучником. Но эта «победа» — пиррова. Лю­бить подкаблучника нельзя. Поэтому в любом случае явное управление мужем убивает любовь.

У профилактической защиты кроме влюбленности еще есть одно очень важное преимущество — посте­пенность внедрения необходимого в сознание своего избранника. Согласиться на словах легче, пока не нуж­но что-либо делать, поэтому и предварительно полу­чить согласие проще. Но когда время подойдет к реаль­ной помощи по дому, у жены сильный союзник — обещание, данное мужем до свадьбы.

Фактически тут имеет место скрытое управление с целью предотвращения возможных манипуляций. Ми­шень воздействия здесь — чувство влюбленности и отвечающее ему желание угодить любимой, не выгля­деть лишь пользователем женщиной-прислугой. При­манка и состоит в том, что обещания на будущее да­ются легче. Понуждение к действию (конкретным домашним делам) лучше не откладывать, начинать сразу же после свадьбы — тогда можно опереться и на незабытое еще обещание, и на влюбленность медового месяца.

Но приучать надо терпеливо. Просите помочь или сделать что-то, невзирая на качество исполнения. Воз­можно, у мужа еще нет навыка в домашних делах. Бу­дет делать чаще — научится. За малейший успех хвали­те. Что-то недоделал — приласкайтесь и... попросите доделать. Доделал — опять похвалите.

К сожалению, чаще всего за плохо сделанное ругают. Это вызывает в ответ раздражение и отказ вообще вы­полнять подобные поручения (имеет место эскалация конфликтогенов). Похвала действует несравненно лучше. После нее мужчина говорит обычно жене: «Что еще тебе сделать?». Похвала побуждает, в отличие от откры­того принуждения к действию, неявно, то есть дей­ствует как скрытое управление. Мишенью воздействия является потребность мужа в положительных эмоциях.

Если же доделывать муж не хочет (устал, «неког­да»), не настаивайте. Если можно отложить — отложи­те. Если нет, приступайте к активной защите.Такую защиту нужно вести очень осторожно, поскольку она предполагает элементы соперничества, нежелательные в семье.

«Расставить точки над i»можно несколькими спосо­бами. Первый: объяснить мужу, к чему приводит ваша перегрузка домашними делами. Если «не .сработает», продемонстрировать, насколько это плохо для самого супруга.

Например, муж отказывается сходить в магазин за продуктами (или сходил, но того, что нужно, не ку­пил). Жена: «Я могу пойти и сама, но тогда ужин будет позднее». Многие мужья предпочитают отправиться в магазин...

Контрманипуляциявозможна несколькими спосо­бами.

Жена принимает .фактически предлагаемую мужем игру: тебе надо — ты и делай. К примеру, много раз просила мужа прибить (починить) что-то. Он все от­кладывает. Наконец она понимает: необходимо нечто неординарное, иначе это никогда не будет сделано. Она берет молоток или что-нибудь еще и сама пытается прибить (починить). Обычно мужчина не выдерживает и со словами «Иди на свою кухню» выполняет работу. Это «мягкая» контрманипуляция. Для сохранения дружеских отношений она намного предпочтительней, нежели «жесткие» контрманипуляции.

Манипуляция «Обиделся». Муж в ожидании того, что к нему обратится жена с просьбой, которую не выполнить неудобно, а выполнять не хочется, решает спровоцировать оскорбительное высказывание в свой адрес, после чего имеет право обидеться и не разгова­ривать с ней.

«Дорогая, ты не видела, где ключи?» Произносится это якобы виноватым тоном, с подтекстом: «Ты уж не сер­дись, я такой бестолковый, все время тебя отвлекаю».

Явная трансакция — «Коллега». Но тон, «пристрой­ка снизу» задают скрытую трансакцию Д-Р («Недоте­па») (рис. 2.15).

На последнюю и реаги­рует жена, отвечая трансак­цией «Босс»: «Ослеп что ли, вон на трюмо лежат». Та­ким образом, ответ жены, который может удивить своей неожиданной грубо­стью, был спровоцирован мужем. Цель достигнута.

Мишенью воздействия

на адресата (жену) является ее несдержанность в вы­ражениях. Приманкой — виноватый тон (позиция «Дитя»).

Уважительное отношение к супругу — основа дол­говременной защиты от подобных манипуляций. За­щиты как в плане «техники», так и профилактики. Ведь манипулируют, когда не рассчитывают на уважитель­ное отношение к своим желаниям.

Рис. 2.15

Манипуляция «Обиделась». Предположим,что именно жена заинтересована в некотором охлажде­нии отношений. Тогда она в ответ на какой-либо обы­денный вопрос «заводится», сама отвечая какой-либо грубостью.

Если в предыдущем случае муж в ответ не сорвался иотвечает: «При чем тут ослеп? Что, тебя уж и спро­сить нельзя?»— следует новый выпад: «Вы с твоей ма­мочкой не упустите случая, чтобы сказать мне гадость!». Вопрос о «мамочке» является весьма болезненным, и если не обиделся он, считает себя вправе надуться она. Обмен репликами показан на рис. 2.16.

Рис 2.16

Обычно уже одно- или двукратное применение это­го приема приводит мани­пулятора к цели.

Мишенью воздействия здесь является чувство соб­ственного достоинства мужа. Приманкой — желание по­лучить ответ на свой вопрос. Пассивная защита — во­прос мужа: «Ты чем-то расстроена?»; защита типа «точки над i»— вопрос: «Ты хочешь поссориться?».

Манипуляция «Если бы не ты...» Используется как женами, так и мужьями.

Жена: «Эх, зря я вышла за тебя. Вон Сашка— как за мной ухаживал, а сейчас он большой человек. А ты кто ? Молодость мою загубил!».

Цель манипуляции — создать чувство вины у мужа и управлять им: трансакция «Босс» (Р-Д) с целью, что муж примет это распределение позиций, отвечая трансакцией «Недотепа» (Р-Д).

А вот манипулятивное высказывание мужа: «Ты мне для работы никаких условий не создаешь. Если б не ты, давно бы уже диссертацию защитил!».

Трансактная схема здесь та же, что и при манипу­ляции со стороны супруги.

Мишень воздействия — традиционное для нашей культуры чувство долга: муж должен обеспечивать бла­госостояние семьи (включая жену), жена — обустраивать быт, заботиться о членах семьи (в том числе о муже). В качестве приманок выступает сравнение с дру­гими семьями.

Поскольку подобные манипуляции чаще разрывают жены, приведем способы защиты для мужей.

Пассивная защита:«Я тебя не принуждал. Ты сама сделала свой выбор».

«Точки над i»:«Скажи прямо, что тебе от меня нуж­но?».

Примеры контрманипуляций мы не даем, так как они являются конфликтогенами, способными спрово­цировать длительный конфликт в семье.

Жены могут защищаться по тем же схемам.

Манипуляция «Я отдала тебе лучшие годы жизни!». Уверен, найдется немало мужчин, которые слышали такое хотя бы раз.

Пассивная защита:«Что ты имеешь в виду?»(и далее углубляться в расспросы, уточнения).

«Точки над i»:«Зато получила взамен лучшие страни­цы моей сберегательной книжки!».

Контрманипуляция:«Не говори так! Страшно поду­мать, что меня ждет дальше!».

Манипуляция «Мнимый больной». Жене надоело вы­слушивать жалобы мужа, что ему мешают в его твор­ческой работе, и она говорит: «Я с детьми поживу у родителей, а ты заканчивай свой труд, мы тебе ме­шать не будем».

Чтобы остановить жену, муж начинает жаловаться на плохое самочувствие, делать вид, что серьезно болен, ложится в постель, принимает лекарства. Понятно, что оставить его одного в таком положении жена не может. Отъезд к родителям отменяется.

Трансактный анализ показывает следующее. Чтобы воспрепятствовать отъезду супруги, муж занимает по­зицию «Дитя» (беспомощность), апеллируя к позиции «Родитель» (покровительство) со стороны жены. Трансакция мужа — Д—Р, жены — Р-Д.

Защитой от манипуляции «Мнимый больной» яв­ляется настойчивое предложение измерить темпера­туру, давление, вызвать скорую помощь, заставить выпить сильнодействующее лекарство. От одних подобных предложений манипулятору уже «становится лучше».

Манипуляция «Почему они, а не ты?». Эта манипу­ляция находится на вооружении у жен.

«Вчера я встретила твоего бывшего однокурсника. Помнишь, был такой... троечник-двоечник. По его шоферу и машине видно, что в большие люди выбился. И стало так стыдно за тебя! Ты ведь такие надежды подавал!»

Жена явно подталкивает мужа к активным действи­ям: чтобы пробился, занял более высокое положение, получил солидный оклад и т.п.

Мишень воздействия — потребность в самореализа­ции. Приманка — уязвленное самолюбие. Здесь, безус­ловно, имеет место скрытое управление, но манипулятивно ли оно? Это зависит от ряда обстоятельств. Если добиться большего является и потребностью мужа, то есть отвечает и его желаниям, то такое под­талкивание преследует цель компенсировать его недо­статочную настойчивость в достижении желаемого. Если же нынешнее его положение мужа устраивает, а жена просто хочет получить больше от него, как от добыт­чика, то это уже манипуляция.

В этом случае защита типа «точки над i» должна положить конец подобным манипуляциям. Надо рас­сказать о реальном положении дел на работе и своих планах.

Манипуляция: муж — «громоотвод». Эта манипуля­ция весьма характерна для некоторых женщин.

Беседуют сослуживцы. Один из мужчин рассказывает, как он легко нейтрализует нападки жены, если она не в настроении: «Что-нибудь случилось, дорогая? Кто тебя расстроил?».

Реакция одной из женщин его удивляет:

— Так ей и поскандалить никогда не удается ? Бед­ная женщина! Сколько можно носитьв себе все нако­пившееся?!

Мы встретились здесь с женщиной-манипулятором, которая судя по всему, использует мужа в качестве гро­моотвода для своих эмоций. Не правда ли, эгоистиче­ский подход: собственное спокойствие за счет душев­ных травм мужа!

Манипуляция «Если бы ты меня любил...» Такая ма­нипуляция имеет множество модификаций — от пря­молинейных до нестандартных.

Жена мужу: «Видно, сосед из 46-й квартиры больше любит свою жену, чем некоторые. Посмотри, какую шубу он ей купил!».

Или вот другая, оригинальная. За ужином жена ста­вит на стол пирог с 15 зажженными свечами.

— Дорогая, чей день рождения мы сегодня отмечаем? — изумляется муж.

— Сегодня исполняется 15лет, как ты купил мне шубу.

«Свою машину ты любишь больше, чем жену!» Рев­ность к машине имеет различные проявления.

«Ты только и знаешь, что гробить все выходные на свою машину!» Или: «Если б не нужно было обедать-ужи­нать, ты бы, наверное, и жил в своем гараже».

Мы не называем это прямой манипуляцией, но эле­менты скрытого управления здесь присутствую!. Оно преследует цель добиться, чтобы муж уделял жене (се­мье) больше внимания. Они бы могли хотя бы в вы­ходные пойти в гости, на выставку, на лоно природы и т.п. Если эти претензии справедливы, необходимо отнестись к ним с пониманием, пойти навстречу есте­ственным пожеланиям жены.

Если же цели жены манипулятивны (например, со­здать у мужа чувство вины), то защита типа «точки над i»легко достигается встречными вопросами: «Ма­шина старая, часто ломается. Кто ее будет чинить? Что ты предлагаешь? Отдать в ремонт? А где деньги взять?».

Манипуляция «А сам(а)-то ты...» Один из супругов допустил какую-то оплошность. Другой, если он так­тичный человек, этого «не заметит», чтобы не усугуб­лять состояние того, кто и так расстроен.

Но супруг-манипулятор непременно воспользуется случаем, чтобы как раз усугубить вину. Для этого до­статочно акцентировать внимание на промахе, да еще и делать это с надрывом.

Муж и жена едут в автомобиле и врезаются в столб.

— Ты разбил машину!— кричит жена.

— Ну и что? А у тебя каждый день кофе подгорает!

Красноречивый пример того, как не дать другой сто­роне одностороннего психологического преимущества. Мишень воздействия — чувство вины. Приманка — кон­кретный промах, ошибка партнера.

Манипуляции без слов. Когда мужья, жены, наши возлюбленные по какой-либо причине ощущают себя несчастными, они могут заставить нас почувствовать, что мы в чем-то перед ними виноваты. Делается это и без слов: достаточно особого взгляда, демонстратив­ного хлопанья дверью, красноречивого молчания или ледяного тона впросьбе выключить телевизор.

Мишень воздействия — чувство вины. Приманка — необычность поведения. Манипулятор занимает пози­цию «Дитя», предоставляя адресату этого воздействия считать себя виноватым в этом.

Разговор после ужина. Женщины накрепко усвои­ли, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок. И чтобы склонить мужа к нужному решению, хорошо его перед тем покормят.

Мишенью воздействия здесь является физиологиче­ское состояние человека после сытной пищи. Удоволь­ствие от еды сопровождается выделением эндорфи-нов — «гормонов удовольствия». Они расслабляют организм, снижая нашу способность к сопротивлению.

С другой стороны, кровь приливает к желудку, обес­печивая напряженную работу его по перевариванию пищи. Тем самым обедняется кровоснабжение мозга (почему и появляется сонливость после плотного обе­да или ужина). Человеку становится лень думать, ис­кать контраргументы.

Приманкой здесь является то, что в таком расслаб­ленном состоянии благодушия легче согласиться с предлагаемым, нежели спорить.

Этот женский прием относится, безусловно, к скры­тому управлению. Однако мы не спешим назвать его манипуляцией. Здесь, как всегда, все зависит от цели, преследуемой женой. Одно дело, если цель — во благо самому мужу, детям, семье в целом, другое — ради получения только личной выгоды в ущерб другим чле­нам семьи.

2.7. МАНИПУЛЯТИВНЫЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ РОДИТЕЛЯМИ И ДЕТЬМИ

Родителименьше всего про­щают своим детям те пороки, которые сами им привили

Ф. Шиллер

Скрытое управление детьми в семье: цели и мотивы

Почему родители стремятся управлять детьми? От­ветить на этот, казалось бы, тривиальный вопрос сле­дует для того, чтобы понять место и роль скрытого управления и особенности манипулирования детьми в семье.

Родителями движут следующие основные мотивы:

1) желание добра своим детям в том смысле, как родители его понимают: предостеречь от болезней, несчастий, жизненных ошибок и драм; чтобы дети не повторяли, в частности, ошибок родителей; чтобы дать им надлежащее образование, воспитание, привить хо­рошие навыки — все то, что способствует успеху в жизни или хотя бы облегчает вхождение во взрослую жизнь;

2) желание видеть в детях лучшее свое продолжение: чтобы разделяли взгляды родителей по принципиаль­ным вопросам бытия, чтобы шли дальше своих роди­телей. Этот мотив, как и первый, присущ в той или иной степени всем добропорядочным родителям;

3) самоутверждение себя за счет успехов ребенка;

4) решение своих психологических проблем за счет ре­бенка.

Первые два мотива носят в целом альтруистический характер, с изучения их мы и начнем. Третий и четвер­тый мотивы имеют манипулятивный характер. О них речь пойдет чуть ниже.

Чтобы достичь поставленных целей, родителям надо контролировать детей, то есть лишить их, хотя бы частично, самостоятельности. А это детьми воспринима­ется очень болезненно и встречает сопротивление, не­послушание. Уже маленький ребенок пытается посто­ять за себя: «Я сам(а)!».

Дабы избежать конфликтов, вызываемых ограниче­нием самостоятельности и свободы ребенка, родители и вынуждены прибегать к скрытому управлению им. Оно не носит манипулятивного характера, если исхо­дит только из интересов ребенка. Но может быть и ма­нипуляцией, если родители при этом получают одно­сторонние выгоды, как, например, в случае своего самоутверждения за счет успехов ребенка, если эти ус­пехи достигаются во вред его здоровью. А уж о реше­нии личных психологических проблем за счет детей и говорить не приходится.

Примеры скрытого управления детьми

Переключение внимания. Этот прием альтруистиче­ского управления часто используется в отношении мла­денцев: когда у ребенка в руках оказывается, скажем, острый предмет, попытка отобрать его сопряжена с еще большей опасностью. Один из действенных спосо­бов — показать ребенку что-нибудь более привлека­тельное. Тогда он, потянувшись за новой вещью, сам разожмет ручку.

Скрытая угроза. Родитель догадывается, что в шко­ле ему наверняка сообщат что-либо не очень хорошее о его чаде. Однако идти туда без вызова желания нет.

Перед тем как сделать поручение сыну (дочери), от ко­торого он (она) может отказаться, родитель говорит: «Давненько я не был у тебя в школе. Может, выбрать время, сходить...» Вскоре после этого он обращается к ребенку с поручением. Тот обычно соглашается. Ведь если отказаться, то отец (мать) разозлится и найдет время для посещения школы, а там, конечно, услышит такое, что станет поводом для серьезного наказания.

Мишенью воздействия здесь является боязнь ребен­ка быть наказанным за школьные грехи. Приманкой — возможность уйти от нежелательного сейчас обостре­ния отношений, исполнив поручение. Трансактная схема первого обращения родителя изображена на рис. 2.17, а. Второе обращение (рис. 2.17, б) — явная трансакция Р-В, но скрытая Р-Д — отложилось в памяти, ребенка.

Этой схеме соответствуют скрытые угрозы и в дру­гих ситуациях, когда предполагаются «грешки» со сто­роны детей.

А вот пример замаскированного шантажа.

Мать говорит сыну: «Если ты не подтянешься в учебе, скрывать это от отца уже не удастся. А ты его харак­тер знаешь...»

Мишень воздействия — страх наказания. Приман­ка— неведение отца (действительное или мнимое) о неуспехах сына в школе. Трансактная схема та же, что и на рис. 2.17, а.

«Взрослый» подход. Примеров тут может быть мно­жество. Приведем один из них.

«У меня нет денег на твои карманные расходы! Впро­чем, если ты сходишь в магазин за продуктами и по пути сдашь бутылки, то деньги за них будут твоими».— «Да-а, там очередь...»— «Но другой возможности у меня нет».— «Ладно уж, пойду».

Мишень воздействия — желание подростка иметь кар­манные деньги. Приманка — возможность их получить.

Явная трансакция Р-В дополнена скрытой В-В (рис. 2.18, а): взаимоотношения деловых партнеров — деньги надо заработать. Первоначально подросток пытается проигнорировать скрытую трансакцию, от­вечая лишь на явную: Р-В. Однако настойчивость родителя заставляет отреагировать на деловой под­ход: В- В (рис. 2.18, б).

Стимулирующее сравнение. Подобной трансакцией родители пользуются довольно часто.

«Брат учится лучше тебя, а новые джинсы просит не так часто, как ты!»— говорит кто-нибудь из родителей. Мишень воздействия — чувство вины за слабую уче­бу и свою просьбу: Р -Д. Приманка — «Будешь учиться лучше, тогда и о джинсах поговорим» (В—В: деловой подход, рис. 2.19).

Отсроченная похвала. Такой прием тоже «сраба­тывает» довольно часто.

«Все во дворе и мы с от­цом восхищаемся соседским парнем. Он такой вежли­вый!» — говорит мать.

Мишенью воздействия

является потребность ребенка, подростка в уваже­нии, признании. Приманка — легкость достижения: ничто не дается нам так дешево и не ценится окружа­ющими так дорого, как вежливость. Трансактная схема изображена на рис. 2.19.

Воодушевляющая критика. Вомногих .случаях она оказывается продуктивной.

«Я так гордилась тобой после родительского собрания по итогам первой четверти! Целую неделю, как на крыль­ях, летала. Классная руководительница очень хвалила твои способности и старания».

Упрек в снижении школьных успехов среди похвал не выглядит обидным.

Апелляция к своему нездоровью. Используется как по­нуждение к какому-либо действию со стороны ребенка.

«Всякий раз, когда в дневнике плохая оценка или запи­сано замечание, у меня сильно разбаливается сердце. Не отлучайся тогда из дома, а то вдруг и «скорую» некому будет вызвать. С этим шутки плохи. Останешься без мамы...»

Мишень воздействия — любовь ребенка к матери. Приманка — страх лишиться ее. Побуждение к дей­ствию — приносить хорошие оценки.

Разговаривая на равных (В-»В), мать одновремен­но скрыто встает (рис. 2.20) на позицию «Родитель» (В—Р). Действительно, если ребенок будет исходить из высоких требований к себе, хорошо учиться (по­зиция Р), то это защитит ее от сердечных расстройств. Не подтянется в школе — придется дежурить возле матери (позиция покровительства, то есть опять по­зиция Р).

Рис. 2.20

Мотивация к учебе. Приведем лишь один по­учительный пример.

Мальчик не хотел учить­ся читать. Родители орга­низовали ему письмо от по­нравившейся ему девочки с приглашением на день рож­дения. Получив его, он про­сил родителей прочесть, а те все отнекивались — некогда.

Наконец прочли и узнали, что день рождения ее уже прошел. Сын страшно переживал, но после этого потребо­вал учить его читать. И занимался с большим интересом! Подтвердилась замечательная мысль Льва Толстого, что истинное обучение начинается лишь тогда, когда у обучаемого возникает проблема и учеба отвечает на вопрос, как эту проблему решить.

Апелляция к чувству любви к родителям. Вот один из возможных диалогов:

— Дочка, любишь ли ты свою маму?

— Конечно, мамочка. А почему ты спрашиваешь ?

— Видишь ли, когда любят, то берегут, стараются не расстраивать.

— А чем я тебя расстроила ?

— Сама посуди... (излагаются претензии). Так, любит меня моя дочь или нет ?

Диалог проходит в три стадии. На первой осущест­вляется «пристройка» на эмоциональном уровне: Д-Д (рис. 2 21,а). Следующий обмен репликами — на раци­ональном уровне: В-В (рис. 2.21, б). Заключительное за­мечание содержит обращение и к В, и к Д: первое — на явном уровне, второе — на скрытом (рис. 2.21, в).

На схеме видно, как постепенно мать постепенно переходит с позиции Дна позицию Р.

«Заочная» похвала. Вомногих случаях она оказыва­ется весьма действенной.

Родители в разговоре друг с другом или с кем-то из посторонних (с гостями или по телефону) хвалят своего ребенка за какой-то его успех или хорошее поведение. Тон­кость состоит в том, что говорится это не при ребенке, но так, чтобы он мог «нечаянно» услышать.

Любая похвала является сильнейшим средством управления человеком. Тем более детьми, которые бо­лее эмоциональны и потребность у них в положитель­ных эмоциях значительно выше. (Не случайно дети, ведущие себя более естественно, смеются раз в 20 чаще, чем взрослые.)

Однако заочная похвала действует даже более эф­фективно, нежели похвала открытая. Последняя пред­ставляет собой прямое управление, и дети довольно быстро «раскусывают» это, подсознательно чувствуя искусственность некоторых (по крайней мере) похвал.

Заочная похвала лишена этого недостатка. Кроме того, она показывает, что родители хвалят в глаза не всегда, когда ребенок этого заслужил, а в особых случаях. Значит, отсутствие похвалы еще не означает неодобрения. Тем самым родители избавлены от необходимости хва­лить за каждую мелочь, а положительных эмоций у ре­бенка от общения с родителями становится больше, что очень важно для их душевного здоровья.

Заставить услышать свои доводы. Вот один из воз­можных способов.

Юноша (подросток) нетерпелив, вспыльчив, не желает выслушивать родительских замечаний. Возникает повод для серьезного разговора. Родитель пишет для себя все аргументы для разговора с сыном, что тот собирается сделать поступок, грозящий большими осложнениями. Кла­дет свою записку туда, где она «нечаянно» попадется на глаза сыну. Прочитав ее, сын отказывается от своего намерения.

Мишень воздействия — любопытство, приманка — желание разгромить доводы родителя в предстоящем разговоре, заранее ознакомившись с его тезисами.

Найти путь к примирению. Иногда это требует не­тривиальных действий, без долгих разговоров.

Мать и дочь разругались, не разговаривают. Обеих это тяготит. Но главное, что беспокоит мать,— дочь мо­жет натворить глупостей, о которых всю жизнь будет жалеть.

Она пишет отчаянное письмо, где ей удалось найти слова к сердцу дочери, с которой они живут вместе. Про­читав его, дочь в слезах бросается в объятия матери и просит у нее прощения.

В этом случае, как и в предыдущем, родителям при­ходится искать пути воздействия на детей, обычная коммуникация с которыми была по разным причинам затруднена.

Способ прекратить игру. Ниже описаны действия умного родителя — не окриком либо принуждением.

Ребенок разыгрался и не хочет ложиться спать. Один из родителей подключается к нему и вводит в игру сю­жет, который вскоре приводит к ее окончанию. Обсуж­дая на равных перипетии игры, ребенка укладывают спать без каких-либо протестов с его стороны.

Родитель добился аттракции путем вхождения в игру, что ребенок охотно принял (рис. 2.22, а). Взяв на себя

управление игрой, родитель осуществляет скрытую трансакцию Р—Д, которую ребенок, увлеченный иг­рой, автоматически принимает (рис. 2.22, б). Игра за­кончилась, родитель начинает укладывать ребенка, тот подчиняется (взаимная трансакция Р-Д), при этом продолжается (рис. 2.22, в) обсуждение игры (Д-Д).

Мнимый запрет. Вот один из примеров.

Ребенок мешает матери заниматься уборкой квар­тиры. На улицу идти не хочет. Тогда мать, сделав одно-два замечания за что-нибудь, грозит: «На улицу не пущу!». У ребенка сразу же возникает желание погу­лять. А поскольку он еще и упрям, то начинает настаи­вать. Мать «нехотя» уступает, оговаривая и еще ка­кие-либо условия.

Мишенью воздействия в данном случае является желание ребенка поступать по-своему. Приманкой — феномен «запретного плода», который всегда сладок. Запрет матери — это трансакция Р—Д. Ребенок факти­чески принимает это распределение позиций (скрытая трансакция Р-—Д: чувство протеста против запрета и необходимость получить разрешение матери). Но на явном уровне — отношение В-Р, то есть требование, обращенное к рассудку матери: он знает, что нередко его упрямство побеждает. Она приходит к мысли, что разумнее уступить (рис. 2.23, а). Ребенок торжествует: взаимная трансакция В-Р при сохранении скрытых трансакций (рис. 2.23, б).

«Накажи себя сам». Вподобных случаях родители исходят из знания детской психологии.

Ребенок провинился и осознает это. Родитель предла­гает ему самому назначить себе наказание.

Практика показывает, что дети выбирают обычно не менее строгое наказание, чем предлагали родители, а не­редко— и более строгое. Почему?

Ответ дает трансактный анализ. Взаимные трансак­ции, означающие признание вины, изображены на рис. 2.24, а; родитель на них — слева. Предложением вы­брать наказание он осуществляет «пристройку рядом» Р- Р. Гордый доверием, ребенок играет роль «Родите­ля» по-настоящему. При этом прежние явные трансак­ции перешли в скрытые: чувство вины осознается обо­ими участниками (рис. 2.24, б).

«Оденься потеплее». Нередко родители переходят к открытому управлению, что вызывает столь же явное сопротивление. Вот типичная ситуация.

Подросток отправляется в школу холодным утром, легко одевшись.

«Надень сейчас же куртку! Холодно, ты простудишь­ся».— «Не хочу!»— «Я знаю, что говорю! Нужно слушать родителей!»— «Не буду!»

Враги сошлись в битве. Если ребенок покорится, он будет чувствовать себя обиженным и строить планы, как наказать родителей, как им отомстить. Возможно, он и наденет куртку, но отойдя от дома, снимет. Так что, родитель победил?

А что будет, если в споре победит не мать, а подро­сток? Тогда мать будет сердиться и мысленно ругать отца, которому наплевать на поведение и здоровье ре­бенка... День у нее наверняка сложится скверно. И ви­ной всему ее попытка открыто управлять подростком. Более вдумчивая мать, предвидя подобные сложно­сти (которые знакомы всем родителям, опасающимся, что ребенок может простудиться), найдет другой под­ход: «Ни ты, ни я не хотим, чтобы ты простудился? Пой­ми, я искренне за тебя волнуюсь. Войди, пожалуйста, в мое положение и сам реши, что делать». При таком подходе ребенок скорее всего скажет: «Хорошо, я надену свитер». Хорошее настроение у обоих. Что же произошло? Просто они пошли навстречу друг другу, при этом каж­дый чуть уступил, то есть достигнут компромисс.

Трансактный анализ хорошо иллюстрирует разли­чие между двумя подходами в традиционных спорах, как одеться ребенку. При силовом варианте мать осу­ществляет «пристройку сверху» Р-Д (требование под­чиниться).

При варианте, приведшем к компромиссу, мать осуществляет «пристройку рядом» (В-В), при этом име­ет место скрытая трансакция Д- Р (предложение са­мому принят решение). Естественно, такой расклад по­зиций льстит ребенку, и он отвечает трансакцией Д-Р, позиция Р помогает ему принять требуемое решение (рис. 2.25).

«Садись за уроки!» Авот другая, не менее часто встре­чающаяся ситуация.

Подросток (для определен­ности — сын) сражается с ро­дителем (отцом) из-за домаш­него задания. Он никак не хочет садиться за него. Тем более что во дворе собирается ватага для футбольного сражения. Отец же обеспокоен,

Рис. 2.25

что игра затянется и сын сядет за уроки поздно вечером, когда на качественное выполнение их рассчитывать не приходится.

Ситуация довольно типичная. Одна из особенностей детской психики состоит в том, что получение сиюми­нутного результата для ребенка несравненно более зна­чимо, чем отдаленного, даже существенно более важ­ного. Поэтому дети чрезвычайно настойчивы, добиваясь удовлетворения своих желаний. На них не действуют ар­гументы, связанные с будущим: «Сначала сделай уро­ки, потом пойдешь играть!», или «Будешь так отно­ситься к школе, не станешь тем, кем мечтаешь».

Это не означает, что не надо приводить подобные аргументы. Просто нужно помнить об особенностях де­тей и облегчать им преодоление этого барьера. Напри­мер, приучать их к режиму дня, где определенные часы всегда отводятся на школьные домашние задания.

Если же подобный режим не установлен, вступать в единоборство со школьником в каждом подобном слу­чае — непростая задача. Заставить силой сесть за уро­ки? Можно представить, каково ему будет при этом слышать возбужденные крики друзей-футболистов. Про­сто уступить его желанию поиграть — тоже нельзя.

По-видимому, и здесь стоит пойти на компромисс.

— Я прекрасно тебя понимаю, но, когда затемно фут­бол закончится, ты не сможешь хорошо сделать уроки.

— Смогу!

— Тебе на уроки нужно два с половиной часа. После девяти вечера ты уже ничего не соображаешь. Кроме того, надо поужинать. Значит, не позднее шести нужно сесть за уроки. Игра к этому времени наверняка не закончится.

— Я приду в шесть.

— Ты можешь заиграться и «прозевать» это время.

— А вы меня позовете.

— Это невозможно: я должен отлучиться по делам, а мама еще не вернется.

— А давай я на своих часах заведу звуковой сигнал на шесть!

— Хорошо. По только договоримся: если в шесть ты не будешь за уроками, впредь будешь ходить гулять только после того, как сделаешь их

--Договорились!

Когда подростка заставляют, это выражается трансакцией «Босс» (Р-Д). Она подчеркивает зависимое по­ложение ребенка. Противодействие его желанию поиг­рать вызывает сильнейшее сопротивление.

Иное дело в нашем случае. Отец осуществляет «при­стройку рядом», обращаясь к рассудку подростка. Од­новременно с помощью скрытой трансакции В--Д идет апелляция к желанию подростка поиграть (рис. 2.26, а). Это желание определяет весь его настрой, поэтому он сам называет меры по выполнению поставленных от­цом требований. Принятие подростком окончательно­го решения соответствует скрытой трансакции Д--Р (рис. 2.26, б).

Уступка, сделанная отцом, куда лучше, чем регулярные конфликты по поводу выполнения домашних заданий, которые знакомы многим родителям.

Способ направить ребенка к стоматологу. Девуш­ка-подросток боится идти к стоматологу, спасаясь от зубной боли таблетками.

«Доченька, у тебя неприятный запах изо рта,— гово­рит мать. «Это от зуба». — «Может мне завтра утром, взять тебе талончик к врачу?»— «Ну, сходи...»

Наутро: «Вставай,, солнышко, а то опоздаешь к врачу. Час стояла в очереди и взяла талончик пораньше, потому что с утра зуб у тебя не так болит, как после обеда. Вставай, доченька».

Мишенью воздействия на дочь явилось ее желание нравиться. Приманкой — возможность избавиться от неприятного запаха, а заодно и от боли. Еще одной приманкой послужила готовность матери достать талончик: рано или поздно дочери пришлось бы самой вставать ни свет, ни заря, чтобы получить его. При­манкой было и то, что согласие сходить к врачу тре­бовалось «на завтра», а не «прямо сейчас». Наличие талона — побуждение к действию: если им не вос­пользоваться, самой потом придется его доставать.

Как видим, удачно избранная мишень воздействия и ряд приманок позволили подвести дочь к нужному шагу. Трансактная схема изображена на рис. 2.27.

Рис. 2.27

«Почетная капитуля­ция». Еще Блез Паскаль, выдающийся ученый, за­метил, что ничто так не уменьшает готовность к со­противлению, как условия почетной капитуляции.

Дочь и родители никак не могут прийти к согласию относительно ее сви­дания. Ей только 15 лет, но она очень хочет ехать на ночной сеанс кино на машине с 19-летним парнем. Родители не могут отпустить ее.

— Вы не отпускаете меня даже в кино! — манипулятивно протестует девочка.

Мать не соглашается:

— Дело не в кино, а в том, что ты окажешься в безза­щитном положении, если он захочет взять тебя силой.

— Он не такой!

— Ты же его практически не знаешь. Не думай, что изнасилование — это только с другими. Это может слу­читься и с тобой. Многие мужчины считают, что, раз девушка согласилась ночью остаться один на один, значит она уже согласна сопротивляется для виду.

— Вы просто мне не доверяете!

— Мы предполагаем такую ситуацию.

Отец предлагает несколько вариантов: он готов на машине встретить их после кино и развезти по домам; или пусть они идут вчетвером, взяв с собой старшего брата с его подружкой.

Дочь выбирает последний вариант. И хотя немного недовольна, но врагами родителей не считает.

Свое несогласие родители выразили не в категорич­ной форме, а предложили два альтернативных вариан­та. Любому человеку льстит, что окончательное реше­ние остается за ним.

Девочке приходится «капитулировать» (отказаться от своего первоначального намерения), но решающее слово (выбор варианта) остается за ней.

Трансактная схема состоявшегося диалога изобра­жена на рис. 2.28. При явной трансакции «Коллеги» (В- В) родители контролируют ситуацию, вынуждая дочь подчиниться требованиям морали и рассудка (P- B), а не желанию (позиция Д).

Рис. 2.28

Несколько слов о пользе компромиссов. В рассмот­ренных выше случаях ро­дители добивались успеха благодаря следующим об­стоятельствам:

1) осуществляли к ре­бенку «пристройку рядом»: В -В, всячески стараясь не подчеркивать позицию Р, соответствующую их положению; позиция Р, если она ибыла, то в скрытом виде;

2) искали компромисс вместо прямого принужде­ния (вновь уход от явной позиции Р и «пристройки сверху»).


2908899922055469.html
2908918732698695.html
    PR.RU™